шапка

Цацулин Федор Иванович

(06.01.1922 - ?)

Родился в селе Ежовка Романовского района Саратовской области.
20.05.1941г. был призван в ряды РККА (Краснодарский ГВК г. Краснодар).
Окончил Краснодарскую высшую авиационную школу пилотов.

Воинское звание: младший лейтенант, капитан.

Был награждён:

  • Орден Красной Звезды (2)
  • Медаль «За боевые заслуги»
  • Медаль «За оборону Советского Заполярья»
  • Медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.»

Отрывок из главы о Петсамо-киркенесской операции из книги Михаила Жирохова «Асы над тундрой. Воздушная война в Заполярье 1941-1944»:

«Особенно упорные воздушные бои разгорелись 9 октября (1944 года). В течение дня летчики 7-й воздушной армии провели 32 воздушных боя, в которых заявили о 37 сбитых самолетах противника. Характерно, что большая часть воздушных боев происходила над территорией противника, что свидетельствует о наступательной тактике нашей авиации….
… Несколько упорных воздушных боев в этот день провели летчики 122-й истребительной авиадивизии ПВО. Утром войска в районе переправ через реку Валас- Йоки прикрывало звено 767-го истребительного авиаполка этой дивизии под командованием лейтенанта Н.Е. Матвеева.
Неожиданно выше себя летчики заметили шесть немецких истребителей Ме-l09, которые пытались со стороны солнца атаковать нашу группу. Энергично развернувшись, звено Матвеева пошло в лобовую атаку на врага. Уклоняясь от нападения с передней полусферы, пилот ведущего «Мессершмитта» отвернул влево, но попал под пулеметную очередь Матвеева и загорелся. Ведомый «Мессершмитт» хотел отсечь Матвеева, но ему помешал младший лейтенант В.П. Знаменский. Советский летчик и его противник в глубоком вираже старались зайти друг другу в хвост. Знаменский постепенно сокращал радиус и неуклонно приближался к «Мессершмитту». Немецкий пилот не выдержал и сорвался в штопор. Слаженно действовала в бою пара младшего лейтенанта Т.Д. Гусинского. Он и его ведомый младший лейтенант Ф.И. Цацулин, не раз выручая друг друга, записали себе по одной победе.»

Из книги В.П.Знаменского «В небе карельского фронта»:

«Мурманское утро 22 июня 1943 года – в день начала третьей годовщины Великой Отечественной войны – выдалось солнечным. Эскадрилья находилась на боевом поддежуривании в готовности № 2. Я стоял в землянке перед маленьким окошечком и брил правую щеку. Кто-то из молодых летчиков жалостно вопросил: «Товарищ командир, ну когда же мы полетим в бой?». Я без умысла, полушутя ответил: «Сегодня полетите». И тут, как в сказке, зазвонил оперативный телефон, и в его трубке раздалась команда: «Эскадрилья, в воздух!». Я вытер намыленное недобритое лицо полотенцем и скомандовал: «По самолетам, в воздух!». От землянки до стоянки самолетов было всего 30-50 м. пока летчики добежали до самолетов, одевая шлемофоны, техники по зеленой ракете запустили моторы. Вскочили в кабины, пристегнули парашюты, воткнули вилки шлемофонов в радио-розетки, закрыли фонари и вырулили на взлет. На все затратили 2-3 минуты. Я взлетел первым в паре со ст.сержантом Зубковым Н.Е., во второй паре ст.сержант Бабонин Н.И. с сержантом Третьяковым Г.П. и в третьей паре сержанты Гусинский ГФ. и Цацулин Ф.И. Уже после уборки шасси в разгоне скорости с набором высоты мы были атакованы и обстреляны 12-ю МЕ-109, имеющими прекрасную маневренность как в вертикальной, так и в горизонтальной плоскостях. Завязался бой на малой высоте, в основном на горизонтальных маневрах. Силы были неравными: я с пятью малоопытными, тремя из них не имевшими боевого опыта, против двенадцати немецких ассов. В ходе тяжелейшего 20-ти минутного боя невредимым остался я один. Самолет Зубкова был подожжен, летчик спасся на парашюте. Самолет Бабонина был подбит, в вынужденной посадке (южнее аэродрома) при ударе о землю летчика выбросило из кабины и он остался невредим! Летчики Гусинский, Цацулин и Третьяков произвели вынужденные посадки на аэродром на поврежденных в бою самолетах...»
«В свободные длинные полярные вечера, создавая и призывая забытье против возникающей горечи потерь, коротали время анекдотами, пели фронтовые и русские-народные песни, играли на музыкальных инструментах, в почете была гитара. На ней профессионально аккомпанировал и красивым баритоном исполнял романсы и песни незабываемый ленинградец Саша Антонов. Постоянным юмористом выступал Федя Цацулин. Я "пилил" на баяне, и многие проявляли себя в силу способностей и наклонностей.
Это была поистине сплоченная, братская семья.»